Интервью

«Мы вряд ли отучимся общаться при личной встрече»

Татьяна Зонова о будущем публичной дипломатии
Татьяна Зонова
Доктор политических наук,
профессор кафедры дипломатии МГИМО,
заслуженный деятель науки РФ
Публикуем интервью о публичной дипломатии с Татьяной Зоновой, доктором политических наук, ведущим исследователем дипломатии Италии.

Дата публикации интервью: 20.04.2020
«Креативная дипломатия» (КД): Татьяна Владимировна, насколько важно будет поддерживать публичную дипломатию в мире после пандемии? Многие экономики будут обескровлены – целесообразны ли траты на встречи экспертов и общественников?
Татьяна Зонова: Публичная дипломатия, на мой взгляд, важна и в период пандемии. Главное – это откровенность в подаче материала, отказ от искажения фактов, стремление исключить пропагандистский подход. Встречи экспертов, посвященные анализу происшедшего и поиску новых моделей развития, будут еще более востребованы, при этом «цифра» не потребует больших затрат.
КД: На данный момент угроза заражения поставила под запрет возможность любых мероприятий и очного социального взаимодействия. Как нам в будущем преодолевать страх общения и диалога в таких условиях? Быстро ли он пройдет?
Татьяна Зонова: Думаю, мы вряд ли отучимся общаться при личной встрече. По-моему, личное общение важно, прежде всего, для близких людей, где тактильные моменты – объятия, поцелуи – играют большую роль. В научном, социальном взаимодействии онлайн-платформы, видимо, будут очень востребованы и в дальнейшем. Мы это видим на примере встреч со студентами посредством Zoom-конференций, что очень экономит время и создает возможности для визуального ряда, сопровождающего лекции и семинары. Хотя, конечно, подготовка будущих дипломатов требует и личного общения, думаю, в МГИМО такое сохранится.
Саммит G20 впервые
прошел в формате видео-конференции
КД: Можно ли публичную дипломатию сейчас полностью поставить на «онлайн-рельсы»? Что мы теряем без личного общения?
Татьяна Зонова: Мне кажется, можно. Ведь главное – это содержательная беседа, содержательное выступление, содержательный диалог. Собственно на конференциях личное общение начинается, когда мы идем пить кофе. Именно этого будет не хватать. Но при желании для разговора с определенными людьми есть возможности, предоставляемые социальными сетями, мобильной связью и т.д.

Конечно, следует иметь в виду, что передача секретной информации или сведений интимного характера в современном цифровом мире почти невозможна и к этому надо привыкать. Поневоле вся информация станет более открытой. Следовательно, надо жить и действовать так, чтобы вам нечего было скрывать.
КД: Как публичная дипломатия могла бы сделать мир более безопасным – в том числе и в направлении здравоохранения? Возможно ли это?
Татьяна Зонова: Конечно, возможно, в этом и смысл публичной дипломатии, понимаемой не как одностороннее продвижение своей позиции, но как обоюдное общение, которое может обогатить обе стороны.
КД: Как вы относитесь к мнению о том, что многие проводимые международные мероприятия и форумы – имитационны и постановочны, а, значит, от их отмены на фоне мировых событий мы ничего не теряем?
Татьяна Зонова: Теряем зрелищность, которую со времен древнего Рима люди любят наравне с хлебом.
КД: Перейдем к большой политике. Многие эксперты говорят о том, что сейчас нарастает уровень противостояния США и Китая, мир делится на два полюса. С точки зрения мягкой силы и привлекательности – что в этом новом мире должна и может нести Россия, какую повестку?
Татьяна Зонова: Задача дипломатии, в том числе и российской, в том и состоит, чтобы преодолевать разделительные линии, а не превращать людей в антагонистов.
КД: А кто же станет самым главным и могущественным игроком на поле «мягкой силы» после эпидемии? У кого сейчас самые высокие шансы?
Татьяна Зонова: Я не очень верю в безальтернативность будущего. Очень многое зависит от нас самих, от того, каким мы хотим это будущее видеть. Задача «мягкой силы» – это диалог всех со всеми, поэтому превалировать здесь должно не могущество, а разумный компромисс и сотрудничество.
КД: Политические последствия оказания гуманитарной помощи пострадавшим странам в последнее время широко обсуждаются (в частности, помощь России и Китая Италии). С одной стороны, есть общественная поддержка действий России среди итальянцев, с другой – СМИ говорят о «потоке лжи из России об эпидемии в Европе». Лидеры ЕС призывают осторожно относиться к российской помощи. Что можно сказать об имидже России и имидже ЕС в контексте этой ситуации?
Татьяна Зонова: В отношении России очень хорошо проявляется деление зарубежных политиков и СМИ на тех, кто занимает объективные позиции и, соответственно, очень ценит помощь России, и тех, кто отражает настроения определенных кругов. На мой взгляд, это тесно связанные со структурами круги, явно извлекающими выгоду из постоянной напряженности – например, заинтересованными в бесконечном росте военного бюджета и финансировании структур безопасности. Такого рода люди признают только игру с нулевой суммой. Подобные взгляды разделяются и некоторыми акторами мирового рынка, стремящимися уничтожить конкурента.

При этом, конечно, далеко не все СМИ плохо отзываются о России. К сожалению, зачастую в наших СМИ даже довольно объективные комментарии об Италии, сопровождаются заголовками антиитальянского характера, например, «СМИ: Итальянцам обещают заплатить за "спасибо России"» или «В Италии начинается голод», «Почему Италия оказалась бессильна перед коронавирусом», «Брюссель отказался помогать итальянцам бороться с эпидемией коронавируса», «Европейское единство и солидарность трещат по швам». Все это искажает реальное положение дел, ведь в массе своей читатель не углубляется в содержание статьи, а довольствуется заголовками. Это тоже вызывает недоверие и препятствует успеху публичной дипломатии.
South Korea has used testing and technology to curb its coronavirus outbreak rather than closing down cities [Kim Hong-Ji/Reuters]
КД: На фоне пандемии и реакции на нее обострилось разочарование действиями правительств, политического и общественного поведения в США и Евросоюзе. Можно ли говорить, что на фоне кризиса азиатская модель будет становиться всё более привлекательной?
Татьяна Зонова: Все-таки мы видим, что и государства, например, члены ЕС, ведут себя по-разному. Одни, как Швеция, изначально сделали ставку на «иммунитет стада», другие прибегли к жестким мерам карантина. Ни то, ни другое не спасает. Все страны сталкиваются с одинаковыми проблемами, с которыми столкнулся и Китай. Становится все более очевидной необходимость в будущем учитывать положительный опыт как стран Востока, так и стран Запада, реформировать ВОЗ, наделив ее гораздо более широкими полномочиями в управлении подобными кризисами.
КД: Какие уроки для публичной дипломатии мы можем извлечь из ситуации всемирного карантина и сокращения социальных контактов?
Татьяна Зонова: Быть честными и объективными, делать все для донесения до зарубежной аудитории знаний о России, ее истории, ее культуре. Можно организовать очень интересные дискуссии по поводу тех ценностей, которые нас всех объединяют. Устанавливать широкие контакты с научной общественностью, университетами, деятелями культуры. Замечателен недавний опыт Эрмитажа, который онлайн открыл свои залы, и теперь не только в России, но и за рубежом могут восхищаться его шедеврами.
Интервью подготовили Виктория Иванченко и Дарья Божко
Made on
Tilda