Российская публичная дипломатия в 2017 году
Обзор основных событий и трендов
Фото: сергей масленников
Авторы: Наталья Бурлинова, Виктория Иванченко, Дарья Грибкова. При участии Владимира Перебоева.
Представляем вашему вниманию обзор основных событий и трендов в сфере российской публичной дипломатии в 2017 г. Материал подготовлен группой экспертов Центра поддержки и развития общественных инициатив – «Креативная дипломатия».

Для тех, кто хочет немного разобраться в основах теории публичной дипломатии и "мягкой силы", мы предлагаем начать с прочтения первой главы.

Вторая глава содержит перечисление важных событий российской публичной дипломатии, которые имели место в 2017 г. и анализ которых позволяет выявить некоторые тенденции развития российской публичной дипломатии.
Глава 1.
Определимся в терминах
Для разговора о событиях года в публичной дипломатии России необходимо правильно понимать сам термин "публичная дипломатия". Знаете ли вы, что он означает?
Мы дадим небольшой обзор понятий. Больше информации можно найти в Курсе общественного дипломата, учебных материалах, опубликованных под эгидой РСМД.
Основные понятия
Триада "мягкая сила" - публичная дипломатия - НПО
Термин «публичная дипломатия» появился еще в годы «холодной войны», когда США и Советский Союз активно использовали механизмы идеологического противостояния. Авторство термина приписывают американскому дипломату, декану Школы права и дипломатии им. Флетчера Университета Тафтса Э. Гуллиону.

Под «публичной дипломатией» американский дипломат понимал инструментарий, который правительства, отдельные частные группы и индивидуальные лица используют для влияния на чужие правительства и общества других стран в процессе принятия этими правительствами нужных внешнеполитических решений. В период «холодной войны» понятие «публичная дипломатия» стало использоваться для более мягкого обозначения пропаганды.

После завершения открытого противостояния между США и СССР в 90-е годы и прекращения интенсивной взаимной информационной пропаганды, а также на фоне внедрения в этот же период в американском политологическом дискурсе концепции «мягкой силы» публичная дипломатия стала рассматриваться как система институтов осуществления внешнеполитических интересов США в рамках реализации концепции «мягкой силы».

Таким образом, публичная дипломатия сегодня – это внешнеполитический инструмент в формате выстроенной системы институтов и коммуникационных каналов взаимодействия и диалога государства с зарубежными обществами в политических целях. Эта система диалога необходима для достижения целей в отношении правительства другого государства через оказание влияния на его общество в целом и отдельные общественные группы в частности. Проще говоря, публичная дипломатия – это работа с зарубежными обществами в политических целях.

Публичная дипломатия сегодня тесно связана с понятием «мягкая сила». «Мягкая сила» (soft power) – это концепция в области международных отношений, основы которой были заложены Дж. Наем на заре 90-х г. и получившие свое развитие позже.

«Мягкая сила» - это концепция (набор идей), призванная содействовать достижению внешнеполитических целей государства через создание его привлекательного образа (attraction).

Публичная дипломатия – это система, через которую реализуются основные направления работы в области «мягкой силы».

В триаде "мягкая сила" - публичная дипломатия - неправительственные организации (НПО), работающие в сфере международных отношений (НПО-международники), последние выполняют роль инструмента реализации концепции "мягкой силы" через систему институтов публичной дипломатии. НПО - инструмент (tool) публичной дипломатии в работе с зарубежной аудиторией.

Таким образом, "мягкую силу", публичную дипломатию и НПО можно представить в виде пирамиды: концепция - система работы - инструмент.

Подробнее на эту тему: Лекция 1 и 3 Курса общественного дипломата, РСМД, декабрь 2017 г.

Публичная дипломатия в российском контексте
В чем состоит специфика российской публичной дипломатии?
Термин public diplomacy в русском языке имеет несколько значений: публичная дипломатия, общественная дипломатия, «народная» дипломатия. Как правило, российские общественники не делают различий между ними, считая, что публичная дипломатия и общественная дипломатия – это одно и то же. Разберемся.

Публичная дипломатия и общественная дипломатия – это системы диалога с зарубежными странами, прежде всего на уровне общественных организаций. Однако, во-первых, публичная дипломатия – это система диалога с зарубежными странами в политических целях. Во-вторых, публичная дипломатия институализируется в формате различных ведомств и программ, через которые и осуществляется этот диалог. В-третьих, заказчиком публичной дипломатии выступает государство через структуры, близкие к государственной системе (так называемые GONGOs).

Общественная дипломатия – понятие более широкое и не политическое, это проявление гражданской активности в культурной, научной и гуманитарной областях, как правило, не связанной с государственным заказом или активным участием государства. Эта активность реализуется через двусторонние форматы общественного взаимодействия, касается в основном уровня общественных структур и организаций.

Примером общественной дипломатии являются, например, гастроли российского театра за рубежом в формате межкультурного сотрудничества без политических целей. А вот программы Управления по публичной дипломатии в рамках НАТО (Public Diplomacy Division) – классика программ публичной дипломатии, поскольку представляет собой конкретную программу работы с целевыми группами стран-партнеров.

Главное, цель публичной дипломатии – это содействие в той ли иной степени реализации внешнеполитических интересов государства, а проекты общественной дипломатии заточены на развитие контактов с иностранной аудиторией в формате широкого продвижения культурно-гуманитарной тематики государства без акцента на политику.

Термин «народная дипломатия» (синоним общественной дипломатии) - устаревший, но еще применяемый старшим поколением международников.

Анализ российской публичной дипломатии, представленный далее, основан на вышеуказанном понимании термина «публичная дипломатия» и его содержательном описании.

Российскую систему публичной дипломатии трудно систематизировать, потому что в чистом виде публичной дипломатией в России занимаются лишь несколько ведомств. Эта система не выстроена должным образом, не имеет координации, характеризуется слабыми внутренними связями и определяет не публичную, а общественную дипломатию в качестве своего основного направления работы.

Подробнее на эту тему: Лекция 3 и 4 Курса общественного дипломата, РСМД, декабрь 2017 г.
Направления работы публичной дипломатии
К основным направлениям работы публичной дипломатии относятся:
  • информационная политика и работа со СМИ, в том числе современная цифровая дипломатия (digital diplomacy);
  • образовательные программы и программы академических обменов;
  • экспертная дипломатия (деятельность аналитических центров);
  • программы широкого гуманитарного сотрудничества.
В качестве подвидов базовых направлений публичной дипломатии в российской реальности можно выделить следующие:
  • работа с соотечественниками;
  • тематика сохранения исторической правды и политика противодействия фальсификации истории в международном общественном пространстве;
  • международное молодежное сотрудничество;
  • парламентская дипломатия;
  • поддержка государством сотрудничества по линии НПО;
  • российское явление facebook и twitter дипломатии;
  • форматы культурной и языковой дипломатии за рубежом.
Россия, как и многие страны мира, пытается развивать четыре базовых направления работы в области "мягкой силы" через систему публичной дипломатии" с акцентом на указанные выше темы. Не все направления работы получается развивать одновременно эффективно и хорошо.

Подробнее на эту тему: Лекция 5, 8 и 9 Курса общественного дипломата, РСМД, декабрь 2017 г.


НКО-международник в публичной дипломатии
Неправительственная организация, НПО (non-govermental organization, NGO) - термин широко используемый, но не имеющий четкого международного определения. В каждой стране есть своя специфика терминологии и ее трактовки в отношении НПО.

Неправительственная организация, чья деятельность связана с международной повесткой или находится в фокусе внешнеполитической тематики, принадлежит к числу НПО-международников. Роль таких организаций возрастает с каждым днем. НПО-международник - это инструмент работы в области публичной дипломатии с целью достижения конкретных внешнеполитических результатов.

Когда государство выступает в роли учредителя НПО и оказывает ей содействие, то такую организацию принято называть GONGO (goverment-orginized non-govermental organization or goverment-operated NGOs).

В российской практике используется сразу два термина - НПО и НКО (некоммерческая организация). С точки российского закона понятие НКО шире, чем понятие НПО, так как НПО - это лишь одна из многочисленных перечисленных в законе форм некоммерческой организации, "не имеющей извлечение прибыли в качестве основной своей деятельности". Именно это является главным для российского законодателя. В реальной жизни в российском обществе устоялось понятие НКО, под которым в публичном контексте понимают именно неправительственную организацию, считая её синонимом НПО.

Подробнее на тему НПО-международники в России см.: Курс общественного дипломата, Лекция 6. Основные понятия, термины и нормы деятельности российских НПО. Лекция 7. Типология российской среды НПО-международников.
Глава 2. Факты, цифры, события
Сколько денег государство потратило на публичную дипломатию в 2017 году? Кто такие крупнейшие GONGOs России в публичной дипломатии, и почему они страдают от недостатка финансов? Почему программа Munich Young Leaders приехала в Москву, и что за финансовые проблемы возникли у Россотрудничества? Ответы на эти вопросы вы найдете во второй Главе нашего Обзора.
Сколько денег государство тратит на публичную дипломатию? Статистика Президентских грантов
Поскольку основным заказчиком в рамках публичной дипломатии в той или иной форме является государство, взглянем на статистику года. За главный показатель государственной заинтересованности в проектах публичной дипломатии, ориентированных на зарубежные общества мы берем поддержку государства, выражаемую в системе выделения грантов.

С 2017 г. главным источником грантов для большинства российских НКО является Фонд президентских грантов, пришедший на смену системе нескольких грантооператоров, существовавшей с 2013 г.

В 2017 г. Фондом было проведено два конкурса на общую сумму 6 653,8 млн рублей (3 213 организации-победителя). Победителями по направлению «Развитие общественной дипломатии и поддержка соотечественников» по итогам первого конкурса стали 17 организаций, по итогам второго – 47 (2,1% от общего числа победителей, что суммарно составило 2,9% от общей суммы грантов по второму конкурсу). Если суммировать показатели первого и второго конкурсов, то общая сумма средств, выделенных на это направление (64 проекта всего) в 2017 г. составит 193,81 млн. Это – 2,9% от всей господдержки государства.

Рассматривая направление «Развитие общественной дипломатии и поддержка соотечественников» необходимо понимать, что не все проекты из 64 относятся к публичной дипломатии. Более того, таковых проектов меньшинство. Руководствуясь критериями определения публичной дипломатии, ее целеполаганием и целевыми аудиториями, из числа победителей первого конкурса к проектам подобного рода можно отнести всего семь, а если судить строже – не более двух, которые в значительной степени соответствуют задачам разъяснения российской внешней политики [1]. Во втором конкурсе количество проектов, которые можно отнести к публичной дипломатии, чуть больше – порядка 10-12 проектов из 47.

2,9% средств от общего бюджета президентских грантов потратило государство в 2017 г. на проекты по направлению общественной дипломатии.


Своеобразным сигналом, характеризующим нынешнее состояние российской публичной дипломати, является тот факт, что в числе заявок-победителей есть проект «Диалог во имя будущего» - флагманский проект Фонда поддержки публичной дипломатии имени А.М. Горчакова. Фонд Горчакова был создан Президентом в 2010 г. для работы по направлению публичной дипломатии, в том числе для поддержки через выделение грантов организаций-международников, реализующих проекты в области публичной дипломатии. Тот факт, что фонд-грантодатель в области публичной дипломатии подает заявку на финансирование проекта (формально заявителем является Центр Примакова, созданный при участии Фонда) [2] на реализацию одного из крупнейших собственных проектов, свидетельствуеть о серьезном недофинансировании этого направления.

Большинство заявок по-прежнему носят внутрироссийский характер, то есть ориентированы на развитие общественной дипломатии внутри России, в лучшем случае с приграничными регионами или странами СНГ. Только один проект из 64 является англоязычным – проект «Meeting Russia» Центра поддержки и развития общественных инициатив – «Креативная дипломатия».

В целом оставляет желать лучшего качество самих заявок, подаваемых по направлению общественной дипломатии. Об этом непублично говорят как эксперты, вовлеченные в процесс оценки поступающих заявок, так и сами отобранные заявки, многие из которых в реальности имеют слабое профессиональное наполнение.


[1] Научно-образовательная программа «Диалог во имя будущего: Россия и мир вокруг век спустя» от Центра внешнеполитического сотрудничества имени Е.М. Примакова и Общественно-дипломатическая программа для молодых лидеров "Узнать Россию" 2018 / Public Diplomacy Program for Young Leaders "Meeting Russia" 2018 Центра поддержки и развития общественных инициатив – «Креативная дипломатия».

[2] АНО «Центр внешнеполитического сотрудничества имени Е.М. Примакова» создан в 2015 г. при участии сотрудников Фонда Горчакова и находится по тому же юридическому адресу.




Российские GONGOs публичной дипломатии и их проблемы

Фонд Горчакова и РСМД - два крупнейших российских GONGOs на ниве публичной дипломатии.

Фонд поддержки публичной дипломатии имени Горчакова, созданный в 2010 г. распоряжением Президента Д. Медведева, является крупнейшим российским оператором в области публичной дипломатии. Фонд является грантодателем для небольших российских и зарубежных НКО, а также реализует собственные программы и проекты научно-образовательного характера для зарубежной молодежи по внешней политике и международным отношениям.

Российский совет по международным делам – крупнейший российский аналитический центр (think tank), занимающийся аналитикой в области внешней политики России и международных отношений. Учрежден одновременно с Фондом Горчакова в 2010 году. РСМД сегодня – это своеобразный важнейший узел российской экспертной сети, через которую осуществляется коммуникация между государством и гражданским обществом в лице экспертов.

РСМД и Фонд Горчакова - крупнейшие GONGOs в России по направлению публичной дипломатии.

В июле 2017 г. прошла информация о сокращении государственного финансирования обеих структур. По данным РБК, субсидии Фонду и Совету в сравнении с 2014 – 2016 гг. в совокупности сократятся на 8%. И если сокращение субсидий для Фонда Горчакова варьируется в пределах двух-трех миллионов [1], то в отношении РСМД бюджет от государства с 2014 г. снизился на 19 млн рублей. Вместе с тем за последние годы деятельность РСМД набирает масштабы по количеству публикаций и масштаба аналитической продукции. За семь лет РСМД успешно наработал свой авторитет за рубежом, став признанным крупнейшим аналитическим центром России.

Поскольку именно государство в лице, главным образом, Министерства иностранных дел является учредителем и основным спонсором этих структур, сокращение субсидирования, хотя и не столь значительное, как пытались представить некоторые СМИ, все же является признаком общей тенденции снижения государственного интереса к этому направлению работы после 2016 года.

Что касается грантовой деятельности Фонда Горчакова, то составить общую картину довольно затруднительно, ибо на сайте информация представлена довольно скупо, не размещены официальные списки победителей за предыдущие годы. В разделе «Ранее выданные гранты» представлена информация за 2014 – 2015 гг. – всего 20 проектов.

Другие крупнейшие GONGOs: Фонд поддержки и защиты прав соотечественников, Фонд «Русский мир» - также относятся к российской «мягкой силе», но больше относятся к направлению общественной дипломатии.

[1] Для понимания стоимость 2-2,5 млн руб. – стоимость одного качественного проекта по формату «Диалога во имя будущего».

Россотрудничество: зона турбулентности
Федеральное агентство по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству – структура, формально входящая в МИД, но фактически автономно работающая, одно из ключевых звеньев российской «мягкой силы». Основная сфера интересов Россотрудничества – проекты в сфере именно общественной дипломатии (то есть неполитические контакты), работа с соотечественниками, продвижение русского языка и культуры. Однако в системе российской публичной дипломатии Россотрудничество играет минимальную роль, сосредоточившись на проектах общественной дипломатии. Но при наличии политической воли агентство могло бы стать основным, в том числе координационным ведомством по реализации проектов именно по направлению публичной дипломатии. На данный момент этого не происходит. Более того, эту структуру продолжает лихорадить. К концу года она в очередной раз сменила руководителя. Вместо Любови Глебовой ведомство возглавила Элеонора Митрофанова, уже руководившая этой структурой с 2004 по 2009 гг. Указ об этом был подписан 19 декабря 2017 года.

Мнения экспертов по поводу назначения Митрофановой расходятся. Одни считают, что ее возвращение на Воздвиженку оживит эту организацию и даст ей новый импульс, так как Митрофанова знает эту структуру не понаслышке, имеет большой опыт работы в области общественной дипломатии. Другие считают, что в одну воду войти дважды сложно, и современные реалии требуют новых подходов. Третьи полагают, что назначение Э. Митрофановой говорит о кадровом голоде в управленческой системе России, в частности в системе МИДа. В любом случае Послу Митрофановой достанется тяжелое наследство. По итогам проверок Россотрудничества Счетной палатой на предмет исполнения бюджета в 2015-2016 гг. были выявлены значительные нарушения на сумму 68,2 млн рублей. А общий объем неэффективного использования средств федерального бюджета в 2015 г. составил 13,9 млн рублей [1]. По итогам проверки Счетной палатой было принято решение направить обращение в Генеральную прокуратуру РФ [2] .

[1] Источник: сайт Счетной палаты Российской Федерации.

[2] Информация актуальна по состоянию на июнь 2016 г.

Почитать на тему: Андрей Девятков, Олег Шакиров. Мягкая сила в ногу со временем. "Россия в глобальной политике", №6, Ноябрь-Декабрь 2017.

Упрощения для НКО-международников
20 июня 2017 г. по итогам встречи с членами Общественной палаты России Президент Владимир Путин дал поручение упростить до 1 октября 2017 г. порядок прохождения российскими неправительственными некоммерческими организациями ряда процедур для осуществления ими международной гуманитарной деятельности.

Очень важным для НКО, осуществляющих международную деятельность, является одно из трех поручений Президента к Правительству "представить предложения, направленные на упрощение порядка прохождения российскими неправительственными некоммерческими организациями, осуществляющими международную гуманитарную деятельность, визовых, таможенных, логистических и иных процедур, предусмотрев механизм реализации указанного порядка в целях создания благоприятных условий для осуществления такими организациями гуманитарной деятельности".

Были ли представлены Правительством такие предложения - остается неизвестно.

RT как флагман российской публичной дипломатии
На сегодняшний день международная информационно-разъяснительная работа является приоритетным направлением деятельности системы публичной дипломатии России. Это следует как из официальных внешнеполитических документов документов Российской Федерации [1], так и из жизненной реальности. Государство уделяет максимальное внимание задаче «освещения за рубежом государственной политики Российской Федерации и общественной жизни в Российской Федерации» , донесения альтернативной точки зрения на международные события до широкой зарубежной аудитории [2].

Cистема институтов и организаций в этой сфере (по сравнению с другими направлениями публичной дипломатии) выстроена лучше всего. Базовой структурой здесь выступает МИА «Россия сегодня», международное новостное агентство и радио Sputnik, а также система информационных каналов Russia Today.

Ежедневная аудитория RT - 35 миллионов человек.

Кроме того, большое внимание уделяется развитию цифровой дипломатии (digital diplomacy) на уровне отдельных российских ведомств. Самую активную роль здесь играет МИД России в лице официального представителя министерства Марии Захаровой, Директора Департамента информации и печати. МИД активно освоил социальные сети и динамично реализует так называемую facebook и twitter дипломатию. С началом активного военного участия России в Сирии информационный ресурс публичной дипломатии активно использует Министерство обороны России, которое оперативно реагирует на любые информационные вбросы и активно присутствует в медиа.

В 2017 г. главным долгоиграющим событием года стала затяжная борьба телеканала RT за свои права на существование и вещание на территории США.

В первой половине года события разворачивались вокруг журналистов телеканала, которые то подвергались информационному саботажу со стороны американских чиновников, отказывавшихся отвечать на вопросы российских журналистов, то лишались аккредитации для освещения событий в Конгрессе США. Впрочем обвинения в кремлевской пропаганде звучали не только со стороны США. Журналистов RT также не допустили в избирательный штаб кандидата в президенты Франции Э.Макрона.

Во второй половине года американские власти усилили давление на канал, пригрозив ему закрытием в случае отказа RT регистрироваться в качестве иностранного агента в соответствии с законом 1938 г. о регистрации иностранных агентов (так называемый FARA, Акт о регистрации иностранных агентов). В конце концов в ноябре под давлением обстоятельств в условиях развернувшегося медийного обострения и развившейся паранойи американской элиты по части русофобии американское бюро RT зарегистрировалось в качестве иностранного агента.

Позитивным событием информационной дипломатии России можно считать запуск под занавес 2017 г. вещания RT France.

Таким образом, сегодня RT (по данным самого канала) - это восемь телеканалов, вещающих более чем в 100 странах мира (информационные каналы на английском, испанском, арабском и французском языках, телеканалы RT America и RT UK, документальный канал RTД на русском и английском), онлайн-порталы на шести языках, а также международное видеоагентство RUPTLY. 70 млн человек в 38 странах мира смотрят RT каждую неделю, половина из них — 35 млн — ежедневно .


[1] Подробнее см.: Наталья Бурлинова. Концепция внешней политики и "мягкая сила" России. PICREADI.RU, 14.12.2016.

[2] Указ о мерах по повышению эффективности деятельности государственных СМИ, 9 декабря 2013 г.

Новости российского образования
Образование - один из системных элементов "мягкой силы", а образовательные программы являются инструментом публичной дипломатии.

В феврале 2012 г. в статье "Россия и меняющийся мир" Владимир Путин отметил, что "не пушки, не импорт политических режимов, а экспорт образования и культуры помогут создать благоприятные условия для российских товаров, услуг и идей".

О привлекательности и востребованности национальной образовательной системы может сказать количество обучающихся в стране иностранных студентов. Россия, наследница советского опыта оказания образовательных услуг иностранным гражданам, сегодня заметно уступила свои позиции в мире с точки зрения привлекательности российского образования. Об этом свидетельствуют ежегодные рейтинги и не столь большое количество иностранных студентов. Но все же успехи в этом направлении есть - число иностранных студентов растет по сравнению с предыдущим десятилетием.

В 2017 г. в России обучалось 273 тыс. иностранных студентов.

На Форуме межрегионального сотрудничества России и Казахстана министр образования и науки РФ О.Ю. Васильева отметила, что в 2017 г. количество обучающихся в России иностранных студентов достигло 273 тысяч. При этом основными препятствиями для увеличения этого количества являются строгие миграционные требования, сложности с жильем, отсутствие привлекательной инфраструктуры в учебных заведениях и общежитиях.

В декабре 2017 г. Президент подписал закон, согласно которому иностранным студентам, в течение года обучившихся русскому языку и поступившим в вуз после получения подготовительного образования, предоставляется возможность продления виз без необходимости выезда из России.

По данным RT на учебный 2017/2018 г. из-за рубежа поступило более 96 тыс. заявок на обучение в России, при этом на бесплатное ежегодное образование могут претендовать 15 тыс. иностранных студентов.

По данным портала WorldAtlas в 2017 г. Россия заняла шестое место в рейтинге стран, принявших наибольшее количество иностранных студентов (на Россию пришлось 3%, так же, как и на Канаду и Японию).

Осознавая важность образовательного элемента в развитии бренда страны, в 2017 г. государство повысило свое внимание к этой проблеме. 30 мая на заседании Совета при Президенте Российской Федерации по развитию и приоритетным проектам был утвержден приоритетный проект "Развитие экспортного потенциала российской системы образования". Срок реализации проекта - с мая 2017 г. по ноябрь 2025 г.

По данным портала WorldAtlas, на долю России приходится 3% иностранных студентов во всем мире.

Одним из первых практических шагов в этом направлении стало решение о проведении первой Международной олимпиады для абитуриентов магистратуры (Open Doors: Russia Scholarship Project), что дает возможность иностранным студентам досрочно поступить и бесплатно продолжить своё образование на магистерских программах в лучших вузах России.

Однако Россия по-прежнему мало использует ресурс краткосрочных образовательных программ и академических стажировок, которые являются важнейшей компонентой публичной дипломатии западных стран. Речь идет об академических и грантовых программах обменов, визитов, стажировок и обучения. Такие программы есть в российских вузах на двухстороннем и многостороннем уровне. В данном случае речь идет и программах государственного уровня, аналогичных американской Программе Фулбрайта, или немецкой DAAD, или европейской ERASMUS. У иностранных студентов по-прежнему нет возможности получить российскую государственную стипендию (грант) на краткосрочное пребывание в России с целью осуществления научно-исследовательской работы.

Экспертная дипломатия
Экспертная дипломатия всегда является относительно стабильным направлением публичной дипломатии, несмотря на политические кризисы и сложности в отношениях на официальном уровне.

На протяжении 2017 г. у российских экспертов достаточно активно продолжался диалог с западными коллегами, развивались и некоторые восточные направления.

Российская экспертная дипломатия присутствовала на крупных международных площадках, таких как Всемирный фестиваль молодежи и студентов, на крупных экономических форумах, таких как Петербургский международный экономический форум, Восточный экономический форум, однако наиболее ярко она проявляется в «точечных» проектах.

Основными акторами в поле экспертной дипломатии в России являются Международный дискуссионный клуб «Валдай» и Российский совет по международным делам. Обе структуры активно проводят закрытые и открытые встречи, круглые столы, дискуссии по различным проблемам международной повестки с участием зарубежных экспертов, политиков и официальных лиц. Многие мероприятия носят международный и региональный характер. Ежегодное заседание МДК «Валдай» в Сочи, где традиционно выступает Президент России и другие высокие должностные лица России и мира, является одним из важнейших внешнеполитических событий года. В 2017 году ХIV Заседание, которое прошло 16-19 октября, собрало многих видных представителей экспертного и академического сообщества России, Запада и Востока. Однако из действующих политиков, помимо представителей российской стороны, среди панелистов были представлены только Фу Ин, Председатель комитета по международным делам Всекитайского собрания народных представителей, и Натали Точчи, советник Верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерики Могерини. Тем не менее, как отмечают изнутри, интерес к мероприятиям Клуба «Валдай» с каждым годом растет, и даже после 2014 г. к сотрудничеству вернулись многие «мейнстримные» эксперты.

Стоит отметить, что сегодня Клуб «Валдай» позиционирует себя как площадку для обсуждения и решения мировых проблем. На сайте Клуба отмечено: «с 2014 г. Клуб перешел от формата «рассказа миру о России» к практически ориентированной работе по формированию глобальной повестки дня, к квалифицированной и объективной оценке мировых политических и экономических проблем».

Другим мероприятием высокого уровня, но более узкой тематики, стала Третья конференция Российского совета по международным делам – «Россия и Китай: к новому качеству двусторонних отношений», которая проходила 29-30 мая, и уже превратилась в ведущий форум для обсуждения российско-китайских отношений с широким международным участием.

29-30 июня уже во второй раз под эгидой ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН прошел Международный научно-экспертный форум «Примаковские чтения», собравший ведущих мировых экспертов и мыслителей. Уровень был подчеркнут выступлениями Сергея Лаврова и Генри Киссинджера. Недаром американский глобальный рейтинг лучших аналитических центров мира (The Global Go To Think Tank Index) поставил эту конференцию на 7-место в рейтинге лучших аналитических конференций мира. В 2017 г. по результатам конкурса организаторы предоставили возможность принять участие в форуме молодым и начинающим ученым-международникам. Но в целом спикерами подобных мероприятий за редким исключением становятся эксперты «высшего звена» - с большим опытом и авторитетом, а участие начинающих экспертов, как правило, ограничено (в отличие от западной модели - о Munich Young Leaders читайте ниже).

В шестой раз с большим резонансом в Москве проходит Московская конфренция по международной безопасности. Эта конференция стала главным публично-экспертным мероприятием Министерства обороны России, пользующимся огромной популярностью среди иностранных военных и экспертов. Мероприятие проходит на самом высоком государственном уровне и настолько популярно, что не все российские эксперты свободно могут принять в нем участие в связи с ограниченным количеством мест.

Что касается «точечных проектов», то многие из них носят крайне закрытый характер, поэтому не всегда являются проектами публичной дипломатии в полном смысле этого слова. Помимо проектов, существующих при российских аналитических центрах, продолжает действовать еще несколько активных треков на западном направлении: Потсдамские встречи, Петербургский диалог, Стэнфордский форум по российско-американским отношениям (SURF), Рабочая группа по будущему российско-американских отношений, Университетский консорциум (куда входят представители МГИМО, НИУ ВШЭ, Гарвардский, Колумбийский, Оксфордский университеты, Свободный Университет Берлина). В 2018 г. планируется запуск «Трианонского диалога» между Россией и Францией. При этом, многие из данных проектов инициированы в одностороннем порядке со стороны западных визави, а не России.

По экспертным оценкам на уровне «второго трека» дипломатии с Западом, в отличии от официального уровня и «мейнстримных» СМИ, уже появляется понимание драйверов внешней политики России, долгосрочности текущего кризиса, происходит постепенное разрушение стереотипов.

Однако диалог во многом сохраняется на уровне обмена мнениями, без реального принятия другой точки зрения. При этом большой интерес к России сохраняется на уровне бизнеса и гражданского общества.

На условно «незападном» направлении развитием и отслеживанием связей по линии гражданского и экспертного сообщества занимается Национальный комитет по исследованию БРИКС. В последнее время появляются и другие площадки для развития экспертного и гражданского диалога со странами Азии, например, Университетский форум Россия-АСЕАН в Дальневосточном Федеральном университете, Международный форум стран БРИКС в Уфе и другие.

Проводниками публичной дипломатии и «мягкой силы» России являются и отдельные эксперты, которые проводят выездные лекции и семинары за рубежом или участвуют в зарубежных программах публичной дипломатии, в том числе в структурах ЕС и НАТО. В Россию также по-прежнему активно для гостевых лекций в вузах, аналитических центрах (которые проходят преимущественно в Москве) и для проведения исследований приезжают многие известные ученые и эксперты разных идеологических и политических взглядов, не обязательно «друзья России». Наиболее часто такие лекции проходят на площадке МГИМО, НИУ ВШЭ, Дипломатической академии, МГУ, РАНХиГС, при Посольствах и культурных центрах Посольств, упомянутых выше площадках Клуба «Валдай» и Российского совета по международным делам.

В 2017 г. сохраняется тенденция проведения масштабных международных форумов с участием выдающихся экспертов и ученых, появляется больше проектов для молодых, начинающих международников, появляются новые площадки в регионах. Однако, «точечных» и, тем более, иноязычных проектов, в России практически нет. Также многие проекты по-прежнему остаются крайне закрытыми и отследить их эффективность сложно.

Программы широкого гуманитарного сотрудничества
Программы широкого гуманитарного сотрудничества относятся к формату общественной дипломатии. В российской системе реализацией этих программ занимается Россотрудничество. С точки зрения публичной дипломатии (работы с зарубежными обществами в политических целях) интерес представляют две программы этого ведомства: "Новое поколение" (в рамках общественной дипломатии) и направление "Содействие международному развитию".

Программа "Новое поколение" - организация визитов молодых иностранных лидеров из разных областей в Россию - была запущена Россотрудничеством в 2011 г. и обещала стать масштабным проектом по типу многочисленных западных программ публичной дипломатии. Но, судя по распространившемуся мнению, реализация проекта быстро сошла до уровня туристических визитов, а некоторые временные политические сложности, с которыми столкнулись организаторы, оказали в дальнейшем негативное влияние на содержательную сторону этих визитов, в первую очередь в пользу исключения каких-либо политических тем. Сегодня в рамках программы существует не один, как это было в начале, а десятки партнеров, которые помогают ее реализовывать. Однако тот факт, что в 2017 г. о программе было мало слышно, свидетельствует о достаточно закрытом характере её реализации. Хотя по информации Россотрудничества, в 2017 г. более 1000 человек в рамках программы приехали в Россию.

В 2017 г. более 1000 человек стали участниками программы Россотрудничества "Новое поколение".

Направление "Содействие международному сотрудничеству", как и программа "Новое поколение", обещало стать масштабным гуманитарным проектом России. Программа задумывалась с учетом советского гуманитарного опыта оказания помощи странам третьего мира, и должна бы конкурировать с программами Американского агентства по развитию (USAID). На данный момент этого не произошло. Свежие данные о программе на сайте Россотрудничества отсутствуют (последний Дайджест СМР№6 за 2015 г.).

Гуманитарным событием года в рамках общественной дипломатии по праву можно считать XIX Всемирный фестиваль молодежи и студентов, состоявшийся в октябре 2017 г. в Сочи. Для проведения фестиваля были сконцентрированы большие ресурсы и человеческие усилия. В рамках Фестиваля значительная часть программы была реализована в рамках публичной дипломатии, были организованы десятки различных секций по различным вопросам современной политики, а приветствовать участников пришел сам Президент России Владимир Путин.

Публичная дипломатия на пространстве ЕАЭС
Число участников публичной дипломатии на пространстве Евразийского экономического союза (ЕАЭС) огромно: начиная от государственных внешнеполитических и внешнеэкономических ведомств и специализированных агентств и фондов, заканчивая частными компаниями, «фабриками мысли», СМИ и НКО. Вместе с тем, в деятельности большинства из них по-прежнему преобладает конкуренция вместо кооперации, в то время как совместные проекты и программы могли бы раскрыть интеграционный потенциал Союза на деле.

Зачастую можно наблюдать проявление недопонимания целей, задач, принципов, возможностей и эффектов евразийской интеграции со стороны самых разных участников интеграционного процесса. В странах ЕАЭС наблюдается дефицит совместных проектов, сфокусированных на продвижении или содействии евразийской интеграции (в бизнесе, образовательной деятельности, публичной дипломатии и иных сферах). Фактически это и есть дремлющая или не применяемая в процессах евразийской интеграции «мягкая сила» Союза.

Центр интеграционных исследований Евразийского Банка Развития сегодня является крупнейшим аналитическим центром, сопровождающим экспертную составляющую евразийской интеграции.

Россия является членом Евразийского экономического союза, а Евразийский Союз - одним из приоритетных межгосударственных проектов для российской стороны. Хотя публичная дипломатия ЕАЭС - это вопрос самого союза, тема интеграции нашла огромный отклик внутри российского общества, где возникло и продолжает возникать большое количество инициатив и проектов, связанных с публичной дипломатией в рамках темы евразийской интеграции.

Из крупных проектов российского неправительственного сегмента можно отметить Летнюю школу РСМД и ЕЭК "Международное сотрудничество ЕАЭС" (май 2017 г.). Проект проходит на высоком профессиональном уровне с привлечением действующих сотрудников ЕЭК и ведущих экспертов по евразийской тематике.

В октябре 2017 г. состоялась ежегодная уже XII по счету экспертно-профессиональная конференция Евразийского Банка Развития по вопросам евразийской интеграции. Это масштабное событие регулярно собирает множество участников из стран-членов ЕАЭС.

Крупнейшим аналитическим центром по евразийской тематике остается Центр интеграционных исследований Евразийского Банка Развития, расположенный в Москве. Находясь в структуре ЕАБР, Центр регулярно выпускает самую свежую и высокопрофессиональную аналитику, в том числе Интеграционный барометр ЕАБР. В окатябре 2017 г. Центр выпустил монографию "Евразийский экономический союз", которая на данный момент является самым полным вкладом в популяризацию евразийской интеграции и позиционирование ЕАЭС.

В медиа среде активную позицию занимает Евразийский коммуникационный центр, созданный в 2013 г. в недрах "РИА Новостей" и занимающийся PR и GR услугами по теме евразийской интеграции. В частности ЕКЦ проводит Евразийский экономический конгресс, прошедший в декабре 2017 г. в Москве в четвертый раз. Мероприятие это менее масштабное, чем ежегодная конференция ЕАБР, а деятельность самого центра в большей степени носит информационно-коммерческий характер.

Большой интерес к евразийской тематике существует в студенческой среде. В декабре в третий раз в стенах НИУ "Высшая школа экономики" прошла Международная модель ЕАЭС. В Деловой игре приняли участие чиновники ЕЭК, в том числе Председатель Коллегии ЕЭК Т.С. Саркисян.

В качестве стартапа по евразийской тематике среди НКО можно отметить Центр изучения перспектив интеграции, созданный в 2017 г. Среди экспертов Центра заявлены известные люди, занимающиеся как темой евразийской интеграции, так и постсоветским пространством. Еще один научный стартап по евразийской интеграции был иницирован в НИУ "Высшая школа экономики" на базе Центра комплексных европейских и международных исследований (ЦКЕМИ) Факультета мировой экономики и мировой политики, где начал работу Евразийский сектор ЦКЕМИ, который претендует на роль первой в России "кафедры" по вопросам евразийской экономической интеграции.

Кроме проектов, реализуемых в Москве, тема евразийской интеграции по-прежнему волнует российские регионы. Многочисленные НКО регулярно подают заявки на грант и в Фонд Горчакова, и в Фонд Президентских грантов для реализации проектов по теме евразийской интеграции. Проекты носят достаточно локальный характер и не столь масштабны, как упомянутые выше.

Сегодня Евразийскому союзу необходима активизация «интеграции снизу», то есть объединение усилий частных компаний и общественных организаций, существующих в ЕАЭС, которые в своей деятельности могли бы продвигать и защищать интересы, цели, идеи и ценности евразийской интеграции и всего Евразийского экономического союза на мировой арене. Именно в этом суть евразийской публичной дипломатии, под которой понимается комплекс мер по защите интересов ЕАЭС через объединение усилий всех участников интеграционного процесса. И Россия, как часть этого процесса, должна активно содействовать выработке единой политики публичной дипломатии на пространстве ЕАЭС, которой так сейчас не хватает.
Публикации
Курс общественного дипломата
В декабре 2017 г. под эгидой Российского совета по международным делам вышел "Курс общественного дипломата".
Автор Курса - Наталья Бурлинова.

Курс общественного дипломата - первое в своём роде пособие по основам публичной дипломатии России. Это вводный курс для всех, кто интересуется данной темой. Задача курса состоит в том, чтобы дать представление о специфике российской "мягкой силы" и публичной дипломатии", о роли НКО-международников.
Видео
Публичная дипломатия: МИД об итогах годах
Специально для YouTube канала "Креативной дипломатии" российские дипломаты подвели итоги 2017 г. и ответили на наши вопросы о том, как развивалась публичная дипломатия в минувшем году.
Комментарий Директора Департамента информации и печати МИД РФ Марии Захаровой, 25 декабря 2017 г.

Интервью Креативной дипломатии с Заместителем директора ДОС МИД РФ Ильей Субботиным, 19 января 2018 г.

Оценка
Россия в мировых рейтингах
Последние несколько лет Россия регулярно попадает в различные рейтинги по "мягкой силе" и публичной дипломатии, составляемые западными экспертами и программами. Представляем вашему вниманию три из них.
Россия - в тридцатке по "мягкой силе"
Британское коммуникационное и консалтинговое агентство PORTLAND вот уже третий год подряд выпускает рейтинг по "мягкой силе".
Впервые Россия была включена в рейтинг ТОП 30 стран с самой привлекательной "мягкой силой" в 2016 г. и поставлена на 27 место. В рейтинге 2017 г. Россия заняла одну строчку выше - 26-ое место.
Рейтинг Portland, пожалуй, один из немногих западных рейтингов, обладающий достаточно разработанными критериями оценки стран. Но нельзя сказать, что 26-ое или 27-ое место России в рейтинге является хорошим результатом, достаточно взглянуть на список стран, стоящих выше.
ТОП 5 российских НКО

Доклад подготовлен Институтом международных культурных отношений Университета Эдинбурга по заказу Британского Совета.
В докладе Россия упоминается в контексте усиления своей информационной пропаганды за счет создания большого медиахолдинга "Россия сегодня".
Главным ведомством российской "мягкой силы" названо Министерство иностранных дел и пять организаций: Россотрудничество, Фонд "Русский мир", Фонд Горчакова, РСМД и PICREADI ("Креативная дипломатия").
Отмечается, что стратегия "мягкой силы" России становится более прагматичной и реализуется через информационные инструменты, образовательную систему и "поддерживаемые Кремлем" организации, упомянутые выше.

Оценка российских think tanks

Глобальный индекс - это американская исследовательская программа по аналитическим центрам и гражданскому обществу.
Программа "Аналитические центры и гражданское общество" была запущена группой исследователей Пенсильванского университета в 2008 г. В рамках программы ежегодно готовится глобальный обзор/индекс аналитических центров и организаций, так называемый The Global Go To Think Tank Index. Индекс включает и российские центры. Однако представленные в Индексе данные по России часто вызывают вопросы в связи с непонятными критериями отбора "фабрик мыслей". Из года в год в рейтинге от России лидирует Московский Центр Карнеги, который трудно считать российским аналитичским центром. Кроме того, в Индексе отсутствуют многие российские НКО, которые действительно играют заметную роль в общественной жизни. Тем не менее на сегодняшний день это единственная программа с таким глобальным охватом (более 7,5 тыс. охваченных экспертов и более 6,6 тыс. организаций).
Russian Public Diplomacy in English
Meeting Russia и Koerber Reunion
Россия работает с иностранной молодежью. Проведение Всемирного фестиваля молодежи стал крупнейшим молодежным событием года. Однако проектов публичной дипломатии на английском языке единицы. Мы расскажем о двух таких проектах, которые имели место в 2017 г.
Meeting Russia 2017
Программа о российской внешней политике для молодых лидеров
Программа была проведена Центром "Креативная дипломатия" на средства Президентского гранта. Проект рассчитан на молодых (до 35 лет) экспертов-международников, журналистов, представителей госсектора и бизнеса, лидеров неправительственного сообщества, которые профессионально интересуются или уже занимаются исследованиями по России. Аудитория - в основном молодые лидеры США и Европы в количестве 20 человек. Цель программы - познакомить слушателей с внешнеполитической повесткой России и выстроить диалог на будущее.

Участники программы имели возможность посетить профильные министерства - МИД России и Министерство обороны, Совет Федерации, встретиться с ведущими российскими экспертами в области международных отношений.

Программа пока ещё очень молодая и только заявляет о себе. Очередная группа приедет в Москву в марте 2018 г. сразу после президентских выборов в России. Дальнейшая судьба программы зависит от спонсорской поддержки и грантов Президента.
Munich Young Leaders Reunion in Moscow (MYL)
Глобальная программа для молодых лидеров немецкого Фонда Кёрбера
Программа "Молодые лидеры Мюнхена" - это совместная программа Мюнхенской конференции по безопасности (MSC) и Фонда Кёрбера, ежегодно дающая возможность небольшой группе молодых лидеров из разных стран принять участие не только в MSC, но и в собственной программе встреч на полях конференции с мировыми лидерами, известными политиками и экспертами. Программа для молодежи была запущена в 2009 г. под эгидой Посла Вольфганга Ишингера и руководителя организационной структуры MSC.

По мнению эксперта Карнеги и участника MYL, по уровню участников - "эта одна из самых крутых лидерских программ в мире". Сейчас в группе примерно 200 участников, 20 из которых являются бывшими или действующими министрами/советниками по вопросам внешней политики и безопасности.

Для укрепления связей между участниками организаторы ежегодно проводят встречу выпускников в разных городах мира. В 2017 г. такая встреча впервые прошла в Москве и была организована силами российских выпускников. Многие из тех, кто приехал в Москву, уже влияют или будут влиять на политику своих стран. К сожалению, не смотря на статус программы и ее авторитет в мире, возможность транслировать позицию России через общение с участниками не вызвала горячего интереса среди российских официальных лиц, за исключением либерального крыла (Греф, Кудрин). Это во многом характеризует отношение государства к "мягкой силе".

В России подобной программы нет. Ни один GONGO не делает такие проекты. Первая, но пока частная попытка - Meeting Russia.
Документ
Публичная дипломатия и суверенитет
Поскольку система публичной дипломатии любой страны заточена на работу с обществами других стран, то в данном случае она входит в тесное соприкосновение с понятием "суверенитет". Грань между использованием инструментов публичной дипломатии, в том числе НПО, в целях легального политического диалога, с одной стороны, и оказанием идеологического влияния на общественные и политические круги в целях оказания влияния и лоббирования своей политики с другой стороны, очень тонкая. Поэтому программы публичной дипломатии во многом становятся заложником состояния идеологических отношений между странами. В преддверии президентских выборов в России в марте 2018 г. российский политический класс озаботился иностранным вмешательством в российский суверенитет, с целью защиты которого была создана специальная Временная комиссия Совета Федерации по защите государственного суверенитета и предотвращению вмешательства во внутренние дела Российской Федерации.
Сенатор А.Климов, возглавляющий Временную комиссию Совета Федерации по защите государственного суверенитета и предотвращению вмешательства во внутренние дела Российской Федерации.
Комиссия начала свою деятельность в июне 2017 г. и проявила немалую плодотворность в работе до конца декабря. Состоялось несколько заседаний, и к октябрю был подготовлен специальный доклад, в котором Комиссия выявила десять основных направлений вмешательства в российские внутренние дела.

Конечно, предметом внимания Комиссии прежде всего являются скрытые и явные элементы работы иностранных систем публичной дипломатии на территории России. Тем не менее, меры, которые Комиссия предлагает принять в отношении иностранного вмешательства, могут напрямую повлиять и на состояние российской публичной дипломатии. Расскажем, как.

Из девяти упомянутых в докладе направлений к публичной дипломатии прямое отношение имеют четыре: создание и поддержка НКО на территории России, которые могут работать в иностранных интересах и активно влиять на российское общество, работа через различные программы сотрудничества с российской системой образования, работа с российскими СМИ и, наконец, очернение образа России в мире.

Авторы доклада очень четко разобрали деятельность американской публичной дипломатии США в России с конкретными фактами и цифрами. Например, была упомянута программа организации краткосрочных поездок в США для российских общественных, политических и деловых лидеров, подробно рассказывается об активности американского Посольства по части налаживания контактов с общественностью и т.д. Было бы очень полезно, если бы, основываясь на той богатой фактуре, которая имеется в распоряжении Комиссии, и многочисленных примерах эффективности западной системы публичной дипломатии, члены Комиссии выпустили бы второй доклад с рекомендациями, посвященный тому, как можно в качестве ответной меры, избегая излишних запретительных мер (например, в отношении поездок российских экспертов за рубеж), повысить эффективность российской публичной дипломатии.

В заключение

Сегодня в России по-прежнему в государственном аппарате отсутствует понимание, в чем состоит российская концепция "мягкой силы", а публичная дипломатия так и не сложилась в сильную, эффективную и многостороннюю систему, отвечающую современным потребностям взаимодействия страны с внешним миром.
Главная проблема российской "мягкой силы" состоит в том, что эта концепция не сформулирована применительно к российской почве. В России на государственном уровне "мягкая сила" понимается не как набор идей и ценностей, транслируемых во внешний мир, а как набор инструментов для воздействия, что в корне неправильно. При том, что Россия как раз может и должна предложить миру новые смыслы и идеи.

Ключевая проблема российской публичной дипломатии - это отсутствие системности и координации в работе разных ведомств и организаций. Это связано с тем, что большая часть российского госаппарата вообще не понимает, что подразумевает под собой "мягкая сила" и публичная дипломатия. Это характерно и для широкой общественности. Кроме того, в российской публичной дипломатии отсутствует единое начало, нет координирующего и расставляющего приоритеты ведомства, МИД не хочет брать на себя эту роль, Россотрудничество пока не готово. Вдобавок существует серьезная кадровая проблема, проблема дефицита информации о том, кто работает в этой сфере. Есть и другие сложности.

Всё это имеет место применительно не только к 2017 г., но характеризует российскую публичную все годы современной России. Проблемы носят системный характер.

Вместе с тем, за счет общественной активности на низовом уровне, на уровне НКО и гражданских активистов тема публичной дипломатии во многом жива. Ежегодно появляются новые НКО, задумываются и реализуются новые инициативы и проекты, кипит жизнь в рамках экспертной дипломатии, государство старается менять правила игры для иностранных студентов в лучшую сторону. Все это дает основание полагать, что 2018 г. станет не менее насыщенным по количеству событий в области публичной дипломатии и внесет свой вклад в её системное развитие.
Made on
Tilda