Экспертный обзор
российской публичной дипломатии
в 2018-2019 гг.
10 шагов на пути к эффективной публичной дипломатии России
Наталья Бурлинова, Полина Василенко,
Олег Шакиров, Виктория Иванченко
Перед вами совместный доклад РСМД и «Креативной дипломатии», посвященный анализу заметных событий и тенденций в области российской публичной дипломатии в 2018 и 2019 гг. Доклад был опубликован в феврале 2020 г. и презентован в РСМД.

Основываясь на анализе событий и трендов этих лет и обобщении предыдущего опыта научной и практической работы в этой области, авторы доклада сформулировали конкретные рекомендации по развитию системы российской дипломатии.

Полный текст доклада опубликован на интернет-портале РСМД. Вы можете скачать его по прямой ссылке – russiancouncil.ru/report52
Об авторах
  • Наталья Бурлинова
    Президент Центра поддержки и развития общественных инициатив — «Креативная дипломатия», эксперт РСМД
  • Олег Шакиров
    Старший эксперт Центра перспективных управленческих решений, консультант ПИР-Центра, эксперт РСМД
  • Виктория Иванченко
    Главный редактор сайта PICREADI.RU, эксперт Центра поддержки и развития общественных инициатив — «Креативная дипломатия», эксперт РСМД
  • Полина Василенко
    Независимый аналитик, эксперт Центра поддержки и развития общественных инициатив — «Креативная дипломатия», эксперт РСМД
Предисловие

Для чего и для кого подготовлен этот обзор

Экспертный обзор, который читатель держит в руках, посвящен анализу заметных событий и тенденций в области российской публичной дипломатии 2018 и 2019 гг. Первый подобный обзор был опубликован в 2018 году и был посвящен публичной дипломатии России в 2017 г. [1]

В ходе работы над обзором была сформирована фокус-группа из московских экспертов, которые имеют отношение к проблематике публичной дипломатии, и чьи рассуждения и советы на эту тему нашли отражение в итоговых рекомендациях. Основываясь на анализе событий и трендов 2018 г. и обобщении предыдущего опыта научной и практической работы в этой области, авторы доклада сформировали конкретные рекомендации по развитию системы российской дипломатии для экспертного обзора.

В первой главе обзора представлена трактовка основных терминов и определений, так или иначе связанных с публичной дипломатией. В основе определения публичной дипломатии, интерпретации ее направлений, форматов и методов работы лежит научный подход, представленный в учебно-методических материалах «Курс общественного дипломата», опубликованных под эгидой Российского совета по международным делам в 2017 гг. [2] Вторая глава посвящена обзору конкретных направлений работы публичной дипломатии России в 2018 -2019 гг. В заключении представлены конкретные рекомендации по дальнейшему совершенствованию российской системы публичной дипломатии.

Аналитическая работа была проделана сотрудниками общественной организации «Креативная дипломатии» и приглашенными авторами при поддержке Российского совета по международным делам, которому авторы выражают глубокую признательность за публикацию данного материала. Авторы также выражают благодарность Александру Конькову и Альберту Зульхарниеву [3] , которые выступили в качестве первых читателей и цензоров текста.


[1] Доклад «Российская публичная дипломатия в 2017 году. Обзор основных событий и трендов». URL: http://www.picreadi.ru/wp-content/uploads/2018/03/Public-diplomacy-report-2017.pdf
[2] Курс общественного дипломата. Учебн.-метод. Материалы №4/2017 / Н.В. Бурлинова, Российский совет по международным делам (РСМД). — Москва: НП РСМД, 2017. — 76 с.
[3] Александр Коньков - директор аналитического центра «Rethinking Russia», доцент кафедры политического анализа факультета государственного управления МГУ имени М.В. Ломоносова, к.полит.н.; Альберт Зульхарниев - консультант Пир-Центра, научный сотрудник Центра глобальных проблем и международных организаций Института актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД России.

Рекомендации
10 шагов на пути к эффективной дипломатии
  • 1
    Разработать нормативную базу (концепцию) публичной дипломатии
  • 2
    Сбалансировать существующий перекос в сторону общественной дипломатии
  • 3
    Определить координационный центр публичной дипломатии
  • 4
    Повысить эффективность работы крупных игроков по направлению публичной дипломатии
  • 5
    Обеспечить координацию задействованных ведомств
  • 6
    Усовершенствовать механизм взаимодействия профильных ведомств с НКО-международниками
  • 7
    Скорректировать систему финансирования публичной дипломатии
  • 8
    Начать готовить кадры в области публичной дипломатии
  • 9
    Создать российскую стипендиальную программу академических стажировок
  • 10
    Усилить внешнее измерение публичной дипломатии России
Глава 1.
Что такое публичная дипломатия
  • Наталья Бурлинова
    @picreadi
    «Публичная дипломатия» — понятие, получившее в российской внешнеполитической и общественной системе не столь однозначное признание, как, например, «общественная дипломатия». Этот термин трактуется экспертами по-разному в зависимости от степени погружения в теорию и практику предмета. Часто публичную дипломатию путают с мягкой силой, иногда, наоборот, мягкой силой подменяют публичную дипломатию. При этом даже в академических кругах выделяют «существенное сходство между мягкой силой и публичной дипломатией» [4]. На уровне российских профильных ведомств существует понятийная путаница и зачастую вообще нет понимания того, какие проекты относятся к сфере публичной дипломатии, а какие – к общественной, при этом любая активность на этом направлении обозначается общественной дипломатией или архаично именуется «народной». Для того чтобы предметно говорить о публичной дипломатии, попробуем разобраться с основными терминами и понятиями.
Концептуальные основы публичной дипломатии: болевые точки
  • "Мягкая сила"
    Российское понимание «мягкой силы» на официальном уровне несколько отличается от классического определения Дж.Найя; оно больше относится к определению публичной дипломатии, нет единого подхода к пониманию «мягкой силы» и на уровне экспертов, при этом большая часть из них разделяет подход к «мягкой силе» не как к концепции (системе взглядов), а как к инструментарию работы.

    В определении «мягкой силы» делается упор на «информационное воздействие», что создает концептуальный и практический перекос в сторону информационного направления работы в рамках системы публичной дипломатии в ущерб остальным направлениям.
  • Публичная дипломатия
    Отсутствует само определение публичной дипломатии, в том числе даже в официальных внешнеполитических документах; под «инструментами и методами достижения внешнеполитических целей» понимается не публичная дипломатия, а «мягкая сила».

    Нет ясного представления о том, что такое система институтов публичной дипломатии и какие структуры к ней относятся; нет понимания специфики публичной дипломатии как направления работы.

    Присутствует понятийная путаница в определениях публичной дипломатии, общественной дипломатии, народной дипломатии.

    Существует значительный перекос в сторону проектов общественной дипломатии, в ущерб проектам публичной дипломатии, что лишает Россию преимущества в борьбе за политические умы и предпочтения.
Глава 2. Российская публичная дипломатия в 2018-2019 гг.: обзор основных направлений
2.1. Программы широкого гуманитарного сотрудничества
  • Наталья Бурлинова
    Программы широкого гуманитарного сотрудничества, относясь к формату общественной дипломатии, являются частью системы публичной дипломатии России. Культурные и языковые программы, как показал опыт холодной войны, могут быть поставлены на службу идеологии и борьбы за умы [34].
  • Виктория Иванченко
    @Viktoriia_Iv
    Профильными ведомствами здесь выступают Россотрудничество, Фонд «Русский мир», Росмолодежь, Министерство культуры Российской Федерации. Рассмотрим деятельность основного оператора общественной дипломатии России — Россотрудничества.
Программы широкого гуманитарного сотрудничества: болевые точки
  • Россотрудничество
    К работе ведомства возникает много замечаний и предложений как внутри России, так и со стороны целевых зарубежных аудиторий — главным образом, соотечественников и иностранцев, желающих изучать русский язык. Некоторые позитивные изменения в работе Россотрудничества связаны с приходом на должность руководителя организации Э. Митрофановой (с декабря 2017 г.) и ее новой команды, занявшейся развитием проектов международного молодежного сотрудничества в рамках программы «Новое поколение», которая была перезапущена с новым содержательным качеством.
  • Доминирование крупных форматов
    Основное внимание профильных ведомств в области гуманитарного сотрудничества по-прежнему сосредоточено на проектах общественной дипломатии, особенно фестивального или форумного формата. Практически не уделяется внимание работе в малых форматах. При этом акцент делается именно на масштабности и массовости таких мероприятий, а также громком информационном эффекте.
  • Целевая аудитория
    Основной целевой аудиторией российской общественной дипломатии остаются соотечественники, молодежь из стран постсоветского пространства или стран ЦВЕ и Балканского региона. Программ, ориентированных на англоязычную аудиторию и молодых лидеров западных стран, а также на представителей стран Азии (Японии, Китая, Кореи, Индии), мало или практически не существует.
  • Соединение направлений
    Слабым местом грантового направления «Развитие общественной дипломатии и поддержка соотечественников» является объединение темы общественной дипломатии и проектов, направленных на соотечественников. Проблема в том, что это создает условия для доминирования заявок, нацеленных именно на соотечественников. Стоит подумать о том, чтобы развести эти направления, оставив возможность увеличения квоты проектов по публичной дипломатии.
  • Качество заявок
    Даже большинство заявок-победителей Фонда президентских грантов, которые имеют отношение не к соотечественникам, а к другим целевым аудиториям по линии общественной дипломатии, не всегда оставляют достойное впечатление и несут долгосрочную смысловую нагрузку с точки зрения развития общественной дипломатии. Это общая проблема качества подготовки НКО-международников в России, особенно в тех регионах, где зачастую нет понимания того, что такое общественная, а тем более публичная дипломатия. Решение этого вопроса лежит в образовательной плоскости, в том числе во введении специализации «общественная и публичная дипломатия».
  • Отсутствие глобальных проектов на английском языке
    Сегодня английский язык прочно занимает лидирующее место в международной публичной дипломатии. Российские структуры поддерживают много заявок с целевой аудиторией на евразийском пространстве, в том числе молодых соотечественников. Практически отсутствуют проекты, ориентированные на западную молодежную аудиторию. Среди проектов-победителей лишь единицы - на английском языке, ориентированные на молодых людей, в странах ЕС и США.
2.2. Образовательное направление
  • Виктория Иванченко
    Образование — основополагающий элемент мягкой силы любой страны и одно из четырех базовых направлений публичной дипломатии. А предлагаемые государством образовательные программы для иностранных студентов — важнейший инструмент системы публичной дипломатии, «сердце публичной дипломатии» [70] . В своей книге «The Future of Power» (2011 г.) Джозеф Най упоминал 750 тыс. иностранных студентов [71] , которые ежегодно приезжали на учебу в США. А по данным Комиссии по публичной дипломатии США (по состоянию на 2017 - 2018 гг.), более 1 700 членов правительств и министров в разных странах также прошли через американские образовательные программы [72] .

    Взглянем, как обстоят дела в образовательном сегменте российской публичной дипломатии.

Образовательное направление:
болевые точки
  • Сложность продвижения российских вузов за рубежом
    Российские вузы хотя и представлены в мировых рейтингах, однако, пока не занимают лидирующие места. В основном их филиалы и представительства располагаются в странах СНГ и ближнего зарубежья. При этом на фоне американских, китайских и турецких образовательных учреждений в регионах целевого интереса активность российских образовательных учреждений выглядит весьма скромно. Успешность экспорта российского образования напрямую зависит от успешности рекламы и продвижения информации о российских вузах на зарубежных площадках.
  • Ориентированность на пространство СНГ
    Статистика по иностранным студентам в России говорит о том, что большинство студентов, приезжающих для получения образования в России представляют страны СНГ. Безусловно, соседние страны находятся в фокусе геополитического приоритета российской внешней политики. Однако работа с молодым поколение стран условного Запада также крайне важна для формирования дружественной к России элиты.
  • Квоты и качество отбора абитуриентов
    Исходя из открытых данных, остаются вопросы по системе распределения государственных квот на бесплатные места в российских вузах. Также есть вопросы по качеству набора иностранных студентов. Озвучивать эти вопросы публично не принято, однако, вовлеченные в тему эксперты говорят о серьезных системных проблемах и в работе этой системы.
  • Малочисленность краткосрочных образовательных программ для зарубежной аудитории
    Таких программ у российских структур публичной дипломатии крайне мало, реализуют их в основном вузы по собственной инициативе либо некоммерческие организации по грантовой программе. В отличие от американской системы публичной дипломатии российские посольства и представительства в странах пребывания крайне ограничено задействованы в продвижении и реализации программ публичной дипломатии.
  • Отсутствие российской программы стипендий и грантов для иностранных студентов
    У России нет собственной программы грантовой поддержки академических обменов и привлечения иностранных студентов и преподавателей, молодых и зрелых исследователей в Россию через предоставление им краткосрочных грантов и научных стипендий. Такая программа могла бы быть реализована через государственные институты либо через частные фонды но с государственным участием. Однако для ее запуска необходимо изменение в том числе российского законодательства в части облегчения визовых и регистрационных процедур, регулирующих пребывание отдельных категорий иностранных граждан в России [119] .

    [119] В качестве успешного примера по облегчению визового режима для можно назвать опыт проведения Чемпионата мира по футболу 2018 года; о необходимости отмены виз для студентов либо введения специальной студенческой визы говорят серьезные специалисты и руководители ведущих российских вузов // Мы ратуем за безвизовый режим для студентов. Интервью А.В.Торкунова газете «Известия». 14.10.2019. URL: https://mgimo.ru/about/news/main/intervyu-torkunova-gazete-izvestiya/
2.3. Экспертная дипломатия
  • Наталья Бурлинова
    Экспертная дипломатия — корневое направление публичной дипломатии, где основным «инструментом» работы, как и целевой аудиторией, являются эксперты. С точки зрения публичной дипломатии речь идет о взаимодействии государства с экспертным сообществом других стран через различные форматы и проекты: научно-экспертные мероприятия, образовательные и академические программы.
  • Полина Василенко
    @middleastguide
    Лишь начиная с 2010-х гг. стал заметен активный рост числа новых российских аналитических центров и организаций, занимающихся экспертной дипломатией. Они стали выразителями национальных интересов, выступая, таким образом, уже не просто инструментом, но и самостоятельным актором внешнеполитической деятельности государства.

    Эта тенденция нашла поддержку федеральных органов власти, которые при подготовке внешнеполитических решений «на постоянной основе взаимодействуют с палатами Федерального Собрания Российской Федерации, российскими политическими партиями, неправительственными организациями, экспертным и научным сообществом, культурно-гуманитарными объединениями, деловыми кругами и средствами массовой информации, способствуя их участию в международном сотрудничестве» [119] .

Экспертная дипломатия: болевые точки
  • Развитие сети российских аналитических центров внутри России и их продвижение за рубежом
    Аналитические центры России в области международных отношений немногочисленны, но весьма авторитетны. Часть из них является наследием советской научной системы, наиболее динамично развиваются те, что были созданы в 2000-е гг. В последнее время новых структур появляется мало — происходит трансформация уже имеющихся. Среди российских think tanks, заметных за рубежом, отмечаются те, которые имеют англоязычный сайт, хорошую линейку мероприятий с участием иностранных экспертов, а также активные связи с зарубежными коллегами. Однако их позиции в международных рейтингах не столь высоки.
  • Увеличение числа мероприятий российских think-tanks и НКО за рубежом
    Линейка мероприятий публичной дипломатии России на экспертном направлении остается неизменной. Российские эксперты активно принимают участие в других мероприятиях, которые проводят иностранные организации за рубежом. А вот количество мероприятий, проводимых российскими организациями на зарубежных.
    Необходимо стимулировать российские НКО (в том числе через систему грантовой поддержки) к выходу за границы России, чтобы они организовывали собственные экспертные секции и панельные дискуссии в рамках крупных зарубежных форумов.
  • Экспертная мобильность и государственная безопасность
    Не стоит забывать, что эксперты — это канал коммуникации с международной аудиторией и возможность донесения российского взгляда до широкой аудитории. Любые действия, направленные на ограничение экспертной мобильности, подрывают потенциал российской публичной дипломатии, а вместе с ней — мягкой силы.
2.4. Цифровая дипломатия
  • Олег Шакиров
    @shakirov2036
    Российская цифровая дипломатия оформилась в важную составляющую внешней политики. В сравнении с другими странами Россия является одним из лидеров в этой сфере, а российские дипломаты комфортно себя чувствуют в общении с интернет-аудиторией.

    В текущем анализе российской цифровой дипломатии за 2018-2019 годы представлен обзор заметных событий или нововведений, речь идет в основном и деятельности Министерства иностранных дел.