Интервью с Денисом Манцевичем
«Каждая из
сторон должна
задаться вопросом:
что мы хотим
получить от двухстороннего сотрудничества
через 10-20 лет?
»
Денис Манцевич
Словенский эксперт по России, генеральный директор и партнер Herman & Partners, дипломат
«Креативная дипломатия» обсудила российско-словенские отношения с доктором Денисом Манцевичем, словенским экспертом по России, генеральным директором и партнером в консалтинговой компании Herman & Partners, дипломатом. Доктор Манцевич свободно говорит по-русски и очень увлечен развитием сотрудничества между нашими странами.

Дата публикации интервью: 01.09.2020
«Креативная дипломатия» («КД»): Расскажите, как Вы стали русистом? Почему именно русский язык? Был ли это осознанный выбор или стечение обстоятельств?
Денис Манцевич: Мои корни из бывшего Советского Союза, если быть точнее, – из Белоруссии. Я там родился и прожил до 10 лет. В 1991г. моя семья переехала в Словению, и с тех пор мы живем здесь. Отсюда и вторая причина: я всегда интересовался Востоком и хотел стать специалистом по вопросам энергетики, экономики, международных отношений в странах Восточной Европы или странах распавшегося к тому времени СССР. В университете я изучал различные предметы и языки, в том числе русский язык и литературу. Также я изучал социологию и международные отношения.
Вы работали советником по экономическим вопросам в посольстве Словении в Москве в течение 4 лет (2010 – 2014гг.). Расскажите об опыте работы в России.
— У меня был прекрасный опыт работы и жизни в России. У меня было явное преимущество в сравнении с дипломатами из других европейских стран благодаря знанию русского языка и культуры, но даже несмотря на это я занял очень активную, деятельную позицию. Если придерживаться такого подхода, то каждая дверь в России будет открыта. Много людей разного уровня, от федерального до местного, открыты для контактов, дискуссий и каких-то инициатив, но, несомненно, необходимо найти к ним подход. Если хочешь сотрудничать с русскими, нужно самому проявлять инициативу, быть активным, самому стучаться в двери, а не сидеть в посольстве и ждать, когда кто-то придет и что-то предложит. Я сразу понял, что только активная деятельность приведет меня к успеху в моей работе.

Я работал в России с 2010 по 2014 годы, это был посткризисный период, и у нас было много ожиданий по поводу укрепления двустороннего сотрудничества. В то время были большие инвестиционные проекты в разных областях: энергетике, сельском хозяйстве, телекоммуникациях, строительстве, инфраструктуре, особенно в Сочи, и наше посольство действовало активно, помогая словенским компаниям наладить контакты с российским руководством и девелоперами. И когда наши российские коллеги видели, что мы серьезно настроены и проявляем инициативу, они были готовы к сотрудничеству со словенскими компаниями. Конечно, в 90% случаев это были инициативы словенской стороны, что логично, если учесть размеры наших стран, наших экономик. Словенский экспорт превышает импорт, и потому активная позиция – это больше в наших интересах, чем в российских. Вообще, для России словенский рынок не представляет большого интереса, поскольку он маленький, но для Словении российский рынок очень важен.
Русско-словенский клуб предпринимателей
Какие особенности ведения бизнеса с русскими Вы можете выделить?
— В этом отношении я могу выделить 2 «лица» российского бизнеса: советское и либеральное, более открытое миру. Советское «лицо» более формальное, оно предполагает следование строгим правилам и процедурам, в которых очень важна роль правительства. Но как только устанавливаются хорошие отношения и достигается единство в понимании проблемы, становится легче работать. Либеральный стиль свойственен в большей мере частному бизнесу, он открытый и более прозападный, в нем нет жестких правил, а роль правительства и чиновников не так важна, а потому в таких условиях проще и быстрее наладить сотрудничество. И мне интересно, как эти два стиля ведения бизнеса в России будут сосуществовать в дальнейшем.

У России и Словении общие корни, славянская история, поэтому нам несложно вести диалог. Большинство русских из разных слоев общества знают о Словении, о нашем культурном сотрудничестве и таких словенских «голубых фишках» как Krka и Gorenje. Все русские, с которыми я имел возможность общаться, были открыты и дружелюбны к Словении, однако в настоящее время этого недостаточно ни для ведения бизнеса, ни вообще для налаживания отношений. Но у Словении хорошие стартовые позиции на российском рынке.
Вы уже упомянули об общих славянских корнях наших наций. Можете ли Вы конкретно указать: что общего в наших современных культурных кодах?
— У наших наций очень похожие языки. Многие русские с высшим образованием или ориентирующиеся в православии понимают медленную словенскую речь. Те, кто приезжают в Словению, отмечают, что двух недель достаточно, чтобы начать понимать слова и выражения. На словенском языке "mleko", а на русском – "молоко". Именно словенский язык ближе всех к старославянскому варианту языка.
Молокомат в центре Любляны
Как Вы оцениваете современное состояние отношений между Словенией и Россией: достаточны ли они или есть необходимость их развивать?
Между нашими странами развито культурное направление сотрудничества – мы сделали многое в этом отношении. Также хорошо развито научное направление – я знаю, что сейчас в МГИМО учатся 7 словенских студентов. Но, уверен, существует множество других возможностей для улучшения наших двухсторонних отношений. Мне не хватает серьезного экономического сотрудничества, инвестиционных проектов. Структура экономических связей между нашими странами не изменилась за последние 20 лет. На нашем совместном рынке нет новых участников. При этом сейчас есть много словенских компаний, которые бы могли быть представлены на российском рынке. Я имею в виду компании, которые занимаются разработкой технологий в сфере переработки отходов – это направление сейчас становится очень важным и популярным во всем мире и в России в частности, в сфере сельского хозяйства и IT (некоторые из них уже представлены в России, а некоторые еще нет). Нельзя пренебрегать и тем, что у Словении есть возможности для импорта из России.

Экономическое сотрудничество между нашими странами недостаточно. Приведу пример: в Любляне активно работает Американская торговая палата – AmCham, а также британо-словенская, немецко-словенская. Китайская сторона начала прилагать усилия в этом направлении, а российское торговое представительство отсутствует. Еще один момент: несмотря на то, что между нашими странами функционирует Межправительственная комиссия по торговому и научному сотрудничеству, которая играла важную роль в предшествующие годы, ее формат не гибкий, а потому он не может быть применим в будущем.

Нам следует организовать бизнес площадки. Я имею в виду, что большое значение нужно уделить ежедневным деловым контактам: открыть торговые палаты, о которых я уже говорил, организовывать встречи не только по вопросам бизнеса, но и по вопросам культурного и образовательного сотрудничества, запустить и в дальнейшем поддерживать большой информационный поток. Одних только межправительственных контактов дважды в год недостаточно.
А Словении действительно нужно такое разностороннее сотрудничество с Россией?
— Конечно. Во-первых, российский рынок входит в десятку самых важных для словенской экономики рынков (место России каждый год меняется, 6-е или 7-е, это зависит от цен на нефть и газ). Более того, для некоторых словенских компаний Россия – наиболее важный рынок. Например, для Krka (одна из лидирующих международных фармацевтических компаний со штаб-квартирой в Словении – прим. «Креативной дипломатии») Россия, безусловно, является самым важным рынком. Во-вторых, выгоднее улучшать экономическое сотрудничество с теми странами, в которых мы уже присутствуем, нежели выходить на совершенно новый рынок, например, на Дальний Восток, где население ничего не знает о Словении. Наши стартовые позиции во Вьетнаме или Индонезии кардинально отличаются от позиций в России. И именно поэтому очень важно развивать двустороннее сотрудничество между нашими странами.
Какие шаги должны быть предприняты для укрепления экономического сотрудничества между Россией и Словенией?
— Нет необходимости изобретать что-то новое. Первое, открыть торговые палаты. Они не должны быть большими – несколько специалистов достаточно. Второе, информационное обеспечение. В Словении почти нет информации из первых рук о российской экономике и перспективах бизнеса в России. Все, что мы получаем здесь – новости о том, что сказал Путин или о «Большой двадцатке», но многие другие события проходят незамеченными. Как мне кажется, в этом отношении должна быть более открытая коммуникация. Если словенские бизнесмены будут принципиально знать о российском рынке, они будут инвестировать. Вообще любое инвестирование начинается с понимания бизнес возможностей. Но здесь нельзя забывать о проблеме языкового барьера: без русскоговорящего специалиста не обойтись.

Немаловажна и активная деятельность словенских дипломатов. Сейчас в словенском посольстве только один дипломат в экономическом секторе – советник по экономическим вопросам. А в то время, когда я там работал, нас было трое (двое в Москве и один в Казани). Если мы посмотрим на австрийское экономическое представительство в Москве, то у них работает 10-12 специалистов. Россия большая. И без основной инфраструктуры не обойтись: работа торговой палаты должна активно поддерживаться со стороны словенского дипломатического корпуса.
Существуют ли сложности в торговых отношениях с Россией, связанные с членством Словении в ЕС?
— Нет, Еврокомиссия не ограничивает нас в выборе партнеров, если не считать санкции. Но даже они в 90% случаев не блокируют экономическое сотрудничество, и словенские компании могут продолжать вести бизнес с Россией.
Анже Логар (Anže Logar) - словенский политик, министр иностранных дел
в третьем кабинете Янеза Янши с марта 2020 года
В 2014 г. во время украинского кризиса страны ЕС наложили санкции на Россию, однако Словения воздержалась от такого шага. Как Вы оцениваете данное решение руководства Словении?
— Это было решение тогдашнего министра иностранных дел, сейчас он уже не занимает этот пост. И это была скорее его личная инициатива, нежели официальная словенская позиция. Словения – член ЕС и НАТО, мы придерживаемся общеевропейской политики, но в то же время сами прилагаем все усилия в стремлении развивать стратегические взаимоотношения с Россией, Китаем и США. Еще раз повторю: санкции не ограничивают полностью двустороннее сотрудничество. Россия открыта, и компании сами решают, с кем им вести дела. Даже в условиях санкций существует люфт. Например, Krka в полной мере продолжила работу в России.
Российским посольством и Культурным центром в Любляне сейчас прилагаются немалые усилия для формирования положительного имиджа России в Словении. Вы, наверное, слышали об открытии памятника сынам России и Советского Союза, павшим на словенской земле в годы Первой и Второй мировых войн, и об ответном открытии памятника словенцам, погибшим на российской земле в годы двух мировых войн, об открытии Центра космических технологий в г. Витанье и Международного исследовательского центра Второй мировой войны в г.Мариборе. Как Вы думаете, стоят ли свеч все эти усилия и получают ли они отклик в словенском обществе?
— Да, отклик, безусловно, есть, но я был бы осторожен в том, чтобы не переоценить его. Все те шаги, о которых вы упомянули, очень важны, но все они привязаны к прошлому. А в Словении прошлое – камень преткновения, делящий нацию. Российско-словенские отношения основаны на общем понимании прошлого, но этого недостаточно. Не хватает действий, нацеленных на сегодняшний день и будущее. Центр космических технологий в г. Витанье – очень хороший проект, но каковы его перспективы в следующие 10-20 лет? Каждая из сторон должна задаться вопросом: что мы хотим получить от двухстороннего сотрудничества через 10-20 лет?
Мы всегда должны видеть траекторию развития сотрудничества и выстраивания дружеских отношений. А экономическое взаимодействие – только часть этого. Недавно МГУ им. Ломоносова открыл свой факультет в Копере (Копер – пятый по величине город в Словении, расположен на побережье Адриатического моря – прим. «Креативной дипломатии»). Но как развивать это направление дальше? Ответа нет. Сейчас появилось множество инновационных технологий в области энергетики, которая является основой российской экономики, и нам следует подумать над совместными шагами в этой сфере. Еще одной возможностью для словенских компаний является сельскохозяйственный сектор, который из-за введения санкций процветает сейчас в России.
20 ноября 2017 года в городе Копер (Республика Словения) ректор МГУ им. М.В. Ломоносова академик В.А. Садовничий и ректор Университета Приморска профессор Драган Марушич подписали договор об открытии в Словении филиала Московского государственного университета. Это первый филиал российского ВУЗа в Западной Европе. Подробнее
Что необходимо нашим странам, чтобы укреплять сотрудничество?
— У меня нет волшебной палочки. Я ежегодно путешествую в Москву вместе с семьей. В России у меня друзья и много деловых контактов. И мне хочется верить, что культурная компонента, связывающая наши славянские корни, очень сильна и что она сохранится на протяжении последующих десятилетий. Но и словенцы, и русские должны придать этой нашей общей истории дополнительную ценность. У нас есть общее понимание прошлого, теперь нужно сфокусироваться на будущем. Мы должны общаться в более свободном формате, использовать больше возможностей в экономическом секторе и не только на уровне правительств. И конечно, необходимо диверсифицировать сотрудничество, стараться наладить контакты в разных сферах.
Как вы думаете, словенская молодежь размышляет о сотрудничестве с Россией?
— Они были рождены после распада Югославии, и они не задумываются над этим. Россия точно не входит в топ 3 направлений для путешествий и учебы среди словенской молодежи. И здесь у России есть возможности исправить эту ситуацию. К примеру, Российский центр науки и культуры в Любляне работает много с русскоговорящей аудиторией: книги, фильмы, выставки, образовательные курсы – это отлично, но современная молодежь не ограничивает себя рамками культуры, а придает большое значение различным аспектам, в том числе карьерному росту и возможностям для развития бизнеса. И именно поэтому я утверждаю, что только активная позиция поможет в дальнейшем связывать наши культуры, карьеры, системы образования, бизнес.
Получается, Россия непривлекательна для современной молодежи…
— Кто определяет, кто привлекателен, а кто нет? Это все наше восприятие. Как я уже сказал, Британская торговая палата в Словении проводит мероприятия на еженедельной основе, то же самое можно сказать и про американскую, и немецкую торговые палаты. Вы не будете привлекательны, пока бездействуете или полагаетесь только на Культурный центр или Космический центр в Витанье.
Если ваши дети захотят учиться в России, вы их поддержите?
— Да, конечно. Сегодня мир гораздо более взаимосвязан, чем он был 30 лет назад. Я помню, как сложно было добираться из Белоруссии в Словению 30 лет назад, и как легко это сделать сегодня. Поэтому, определенно, сегодня открыты все возможности. Я знаю, что МГИМО предоставляет много возможностей для изучения общественных наук, в том числе международных отношений, а Университет им. Ломоносова – точных наук.
Блед, Словения. Источник: unsplash.com
Что вам больше всего нравится в России?
— Размер, но не в физическом смысле, а в глобальном: размер менталитета, культуры, истории. В метафизическом понимании размер нации. Размер предполагает собой различия. Культурное наследие и история России впечатляют, и мне нравится изучать их. Россия – одна из самых мультикультурных стран в мире, в которой число национальных меньшинств огромно. Но никто на Западе не знает этого. Россия должна говорить об этом, просвещать зарубежные аудитории, продвигая таким образом свой имидж.
Что вам больше всего нравится в вашей стране – Словении?
— Два аспекта: первый, Словения – лидирующая страна по качеству жизни (24 место, страны с очень высоким уровнем человеческого развития - прим. КД). Второй: многообразие на очень маленькой территории: море, горы, озера. Можно сделать много разных дел, проехав всего 100 км. Я живу в Любляне и могу в полной мере насладиться этим многообразием.
Интервью подготовила специальный корреспондент «КД» Евгения Коркова
Made on
Tilda